Звездная компания: новый автогигант объединит 14 брендов

0 0

Новый альянс Stellantis объединит Peugeot, Jeep и Opel

Четырнадцать брендов, 130 рынков и годовой объем производства свыше 8 млн автомобилей. Альянсы Peugeot Citroen (PSA) и Fiat Chrysler (FCA) объединились в одну компанию — Stellantis. Как отразится слияние на российском рынке и какая модель имеет шансы стать популярной, разбирались «Известия».

Альянс с историей

Еще 10 лет назад глава FCA Серджио Маркионне намекал на возможное слияние двух альянсов. К тому времени FCA и PSA уже долгое время выпускали совместную линейку коммерческих автомобилей. По словам Маркионне, чтобы выжить, автопроизводитель должен был выпускать не менее 5 млн автомобилей. Кроме того, альянс позволял значительно сократить издержки на разработку новых моделей.

Глава FCA Серджио Маркионне

Присматриваясь друг к другу, стороны вели переговоры об объединении с другими крупными игроками — Renault, Mitsubishi, General Motors, Jaguar Land Rover. В марте 2019 года FCA отверг предложение французов, но уже через несколько месяцев альянсы возобновили переговоры и 31 октября объявили о подготовке к объединению. В июле 2020-го появилось название новой компании — Stellantis, что означает «освещенный звездами». На то, чтобы утрясти все формальности, ушло более года, и 16 января 2021 года слияние было завершено. Эпидемия коронавируса, как утверждают, на сроки не повлияла.

Интересно, что PSA уже заключала сделку с Chrysler: в 1978 году она приобрела подразделение Chrysler Europe за номинальную сумму в $1. Однако проект по выпуску автомобилей под маркой Talbot успешным не стал.

Кто будет главным в новой компании?

Теперь Stellantis соберет целое созвездие из 14 брендов: Abarth, Alfa Romeo, Chrysler, Citroen, Dodge, DS, Fiat, Jeep, Lancia, Maserati, Opel, Peugeot, Ram и Vauxhall. В этот список не вошла Ferrari, которая в 2016 году получила формальную независимость. Причем, компанию всё равно возглавляли люди из FCA — сначала Серджио Маркионне, а с недавних пор Джон Элканн. За скобками остались дочерние поставщики комплектующих Comau, Mopar, Teksid Faurecia и VM Motori. Кроме того, Stellantis владеет компаниями по аренде автомобилей Free2Move и Leasys.

Stellantis со штаб-квартирой в удобных с налоговой точки зрения Нидерландах станет четвертым по величине автопроизводителем в мире с совокупным объемом выпуска 8,1 млн машин. Заявлено, что обе компании участвуют в новом альянсе на равноправных условиях, однако издание Autonews.com, изучив документ о слиянии, выяснило, что PSA фактически приобретает FCA. На доминирующую роль французов указывает и тот факт, что во главе Stellantis встанет президент PSA Карлос Таварес, а Джон Элканн (FCA) займет пост председателя правления.

Специалист по убыточным компаниям

Эксперты считают Тавареса подходящей кандидатурой для того, чтобы сделать новую компанию успешной. В 2014 году он возглавил проблемный Peugeot Citroen и благодаря своему плану Back in the Race («Возвращение в гонку») смог вернуть альянс к прибыли уже на следующий год. В марте 2017 года под крыло PSA перешел Opel и его британский филиал Vauxhall. И уже в 2018 году концерн вышел в плюс, впервые за 19 лет.

Теперь Таваресу предстоит еще более сложная задача, тем более, что в наследство ему достались избыточные производственные мощности, пестрый модельный ряд и проблемный для PSA и FCA китайский рынок. Кроме того, итальянцы отстают по части электрификации. В 2019 году им даже пришлось подписать соглашение с Tesla об объединении выбросов CO2, чтобы избежать уплаты штрафов.

Экономия без сокращений

Между тем, Таварес заявил, что пока не собирается сокращать рабочие места и закрывать заводы. В ходе пресс-конференции он несколько раз повторил, что способность огромного альянса распределять затраты на создание новых автомобилей и благодаря объему производства получать комплектующие и материалы по выгодным ценам станет своеобразным щитом от социальных потрясений. Он ожидает, что синергия от альянса FCA и PSA достигнет €5 млрд.

Между тем, над одним из британских заводов Vauxhall уже нависла угроза после решения о запрете продажи в Великобритании новых бензиновых и дизельных автомобилей с 2030 года. Таварес признался, что решение о том, будет ли Stellantis инвестировать в производство нового автомобиля на предприятии в Порт-Элсмир, будет принято в течение нескольких недель. И во многом оно зависит от готовности правительства Великобритании защитить местную автомобильную промышленность.

Марок больше, платформ меньше

Stellantis планирует сохранить и развивать все 14 брендов, что также является непростой задачей, учитывая плачевное положение Lancia и Fiat, у которых осталось по одной модели. Карлос Таварес планирует опираться на опыт Opel и привел в качестве примера новую Corsa и Peugeot 208, автомобилей внешне разных, но технически унифицированных. По данным Autonews.com, на французскую платформу CMP переедут компактные модели Fiat, Lancia, Alfa Romeo и Jeep. Общее количество платформ планируется сократить. Между тем, предыдущий опыт по бейдж-инжинирингу, когда под маркой Lancia продавали Chrysler 300C, ничем хорошим не кончился. «Платформа стоит дорого, и, чтобы отбить затраты, на каждой нужно выпускать очень много автомобилей — миллион, два, три», — рассказал главный редактор «За рулем» Максим Кадаков.

Stellantis также планирует увеличить линейку электромобилей. К 29 электрифицированным моделям к концу года добавятся еще 10. В 2025-м у каждой глобальной новинки будет «зеленая» версия.

Кроссовер для России, недорого

Российский рынок Карлос Таварес не упомянул, стратегия действий на нем, по-видимому, будет объявлена позже. Между тем, Россия потребует новых подходов. В 2020 году PSA продала здесь 8354 автомобиля, продемонстрировав рост на 4,5% в сравнении с 2019-м. Продажи FCA снизились на 9,5%, до 2894 автомобилей. Итого 11 248 машин и менее процента доли российского рынка на шесть брендов.

У большинства марок лучше всего продаются коммерческие модели, у Peugeot — минивэн Traveller, у Opel — соплатформенная Zafira Life, у Fiat — фургон Ducato. Самым популярным Citroen неожиданно стал компактвэн Spacetourer, а самый популярный Jeep — по-прежнему Grand Cherokee. Легковой Fiat представлен номинально, только ретрохэтчбеком 500, как и Chrysler — единственный минивэн Pacifica расходится тиражом в несколько десятков экземпляров.

Пока скромны результаты у вернувшегося Opel — 581 машина, но рост среди представленных на российском рынке марок рекордный — плюс 4369%.

Максим Кадаков считает, что российский модельный ряд может быть сокращен: нет смысла продавать одинаковые машины под разными брендами, неся затраты на обучение персонала и развитие дилерских сетей. Автоэксперт Игорь Моржаретто в свою очередь предположил, что для России после объединения FCA и PSA вряд ли что-то изменится. «Мне кажется, они давно уже приняли решение не уходить и развивать направление коммерческих автомобилей. Кстати, так же поступил Ford и не прогадал», — отметил Моржаретто. По его словам, на российском рынке альянсу не помешал бы некий бюджетный кроссовер и желательно с возможностью заказать к такой машине полный привод.

Проблемы альянса в России — неактуальный модельный ряд, дорогие и импортные модели, считает независимый эксперт по автопрому Сергей Бургазлиев, ранее работавший в структуре Fiat. «Российский завод можно загрузить определенными моделями не с европейского рынка, которые ввиду доступности могут быть востребованы в России. Это касается и коммерческого сегмента. На основании предыдущего опыта можно перезапустить премиальные марки DS и Alfa Romeo. Можно забрать к себе Maserati, если договориться с группой «Авилон». Главное слышать рынок и делать правильные ставки», — уверен Бургазлиев.

Источник

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

три × два =